Новости

  • 05 май
  • 15:49
  • 1174 просмотра
печать

Юрий КАЛИТВИНЦЕВ: о «Динамо», Лобановском, Шевченко и Реброве

Сегодня свой 51-й день рождения отмечает легендарный футболист «Динамо» - Юрий Калитвинцев!

Предлагаем вашему вниманию выдержку из его интервью сайту «Чемпионат.сom», в котором он вспоминает работу в «Динамо» под руководством Валерия Лобановского.

– Правда, что нагрузки у Лобановского были адские?

– У каждого организм воспринимает по-своему. Мне было 27 лет. Не то чтобы силён был физически, но выдержал. Всё идёт от головы. Главное верить: всё что дают – необходимо. Но было тяжело.

– И как справлялись?

– Молодые «умирали», а опытные знали, где можно сачкануть.

– С Лобановским общались с глазу на глаз?

– Помню, он сказал: «Юрий Николаевич, заходите». Я его спросил, к чему отчество. Ответил: «Привыкай, теперь ты тренер, а значит, Юрий Николаевич. Забудь, что был игроком. Мы теперь коллеги». Тогда Лобановский рассказал мне многие вещи, которых не понимают игроки. Когда он давал 100% нагрузки, то знал: опытные игроки её выполнят на 70-75%. Этот режим подразумевал и вовсе около 60% нагрузки. Завышенные требования позволяли выполнять необходимое. Футболист всегда знает, где можно сачкануть. Молодые делали 100% — и падали.

– У Бескова было проще?

– Играя в узкий квадрат 5 на 5, ты тоже падаешь. Хотя заходит это куда проще – потому что с мячом. С ним не ощущаешь нагрузки. Я общаюсь с разными поколениями киевских динамовцев. Мне рассказывали, как их тренировали. Были матчи, когда играли со «Спартаком» и были лучше соперника готовы. Однако динамовцы еле выползали с поля, а спартаковцы почти не потели. У них «потел» мяч.

– Кто-то у Лобановского осмеливался симулировать травму?

– У нас был закон, и я к нему пытаюсь прибегать сейчас. Лучше тренироваться в общей группе, чем в одиночку. Если человек день пропустит – нестрашно. Два – сам почувствует. Три – мы. На четвёртый не сможет догнать партнёров. Лучше не выпадать из общей группы. Мы приходили к доктору с повреждением и чуть ли не на коленях просили ничего не говорить тренеру.

– Вы же могли закончить ещё в 1994-м?

– Нет, сомнений не было. Ну, перелом. В отпуск все поехали на моря, а я сидел дома. В Нижнем Новгороде сказали: один гипс – и всё пройдёт. Через месяц сделали снимок – ничего не зажило. Потом меня пригласили в «Динамо» Киев, сняли гипс и чуть не сошли с ума. Была костная мозоль. Но меня буквально за месяц поставили на ноги. А мысли… Мне же не 35 лет было. Полгода потерпел. Обидно было, что отпуск провёл дома. А знаете почему? При такой травме пиво нельзя, а я его очень любил (улыбается).

– Никогда не мешало играть?

– Чтобы не поправиться, выбирай: либо пьешь пиво, либо ешь. Если одновременно, сразу набираешь. Не думайте, что мы его ящиками поглощали. По 3-4 бутылки выпили и всё.

– В Киеве Леоненко был пивоман №1?

– Наверное, да. Ел очень мало. На тренировку всегда натягивали с ним по тёплой кофте: чтобы вышло больше жидкости. У любого доктора спросите, он вам скажет, что пиво полезно в небольших количествах. Одно время нам даже Валерий Васильевич разрешал пиво пить. Единственное, говорил: «Надо 2-3 бутылочки прямо сразу, в раздевалке, но вы же две выпиваете, и вас тянет на крепкое. Быстро заводитесь. Я вам разрешу, а вы с утра пьяные придёте. Поэтому лучше не надо». Но с ухмылкой. После хорошей игры всё разрешалось.

– Сам-то он коньячок предпочитал?

– Я с Лобановским не выпивал. Но тоже слышал про коньяк. Когда стали коллегами – Базилевич присутствовал при этом разговоре – мы с ним обсуждали, что тренер во время игры много нервов тратит. «А какой лучший «восстановитель»? — спрашивает. — Прогулка – хорошо, бассейн – отлично, но лучше алкоголя ничего не поможет. В умеренных количествах, естественно, не больше 100 грамм». С Валерием Васильевичем никто не мог пить на равных: они падали, вставали, снова падали. Но ни одно поколение ни разу не видело его выпившим. И не то что выпившим, даже запах не чувствовали. Вот и думайте, сколько он пил и умел ли.

– При вас начали играть Шевченко и Ребров. Какими они вам запомнились? Предполагали, что они вырастут до таких высот?

 

– Если скажу, что да, в ответ услышу: «Пророк!». Ребята были хорошие. Подкупало уважение к старшим. Меня так воспитывали, что к старшим надо относится уважительно, потому что они – порядочные люди. Андрей и Сергей были очень исполнительными, с хорошими футбольными качествами. То, что станут звездами, я не думал. Но когда Шевченко продали в «Милан», верили, что у него получится. Его там протестировали и за голову схватились: и бежит, и прыгает – атлет. А когда он рассказывал про тяжёлый рабочий день из двух тренировок в «Милане», Валерий Васильевич, только ухмыльнулся: «Надо терпеть». Это было смешно. Со слов Шевы, люди падали на тренировках из-за того, что 5 раз по 60 метров пробежали. На что Валерий Васильевич ответил: «Ну, может, день не его был…».

– Правда, что нагрузки у Лобановского были адские?

– У каждого организм воспринимает по-своему. Мне было 27 лет. Не то чтобы силён был физически, но выдержал. Всё идёт от головы. Главное верить: всё что дают – необходимо. Но было тяжело.

– И как справлялись?

– Молодые «умирали», а опытные знали, где можно сачкануть.

– С Лобановским общались с глазу на глаз?

– Помню, он сказал: «Юрий Николаевич, заходите». Я его спросил, к чему отчество. Ответил: «Привыкай, теперь ты тренер, а значит, Юрий Николаевич. Забудь, что был игроком. Мы теперь коллеги». Тогда Лобановский рассказал мне многие вещи, которых не понимают игроки. Когда он давал 100% нагрузки, то знал: опытные игроки её выполнят на 70-75%. Этот режим подразумевал и вовсе около 60% нагрузки. Завышенные требования позволяли выполнять необходимое. Футболист всегда знает, где можно сачкануть. Молодые делали 100% — и падали.

– У Бескова было проще?

– Играя в узкий квадрат 5 на 5, ты тоже падаешь. Хотя заходит это куда проще – потому что с мячом. С ним не ощущаешь нагрузки. Я общаюсь с разными поколениями киевских динамовцев. Мне рассказывали, как их тренировали. Были матчи, когда играли со «Спартаком» и были лучше соперника готовы. Однако динамовцы еле выползали с поля, а спартаковцы почти не потели. У них «потел» мяч.

– Кто-то у Лобановского осмеливался симулировать травму?

– У нас был закон, и я к нему пытаюсь прибегать сейчас. Лучше тренироваться в общей группе, чем в одиночку. Если человек день пропустит – нестрашно. Два – сам почувствует. Три – мы. На четвёртый не сможет догнать партнёров. Лучше не выпадать из общей группы. Мы приходили к доктору с повреждением и чуть ли не на коленях просили ничего не говорить тренеру.

– У вас такое тоже было?

– И когда игроком был, и сейчас в «Динамо». Пытаются скрыть те травмы, которые позволяют выйти на футбольное поле. Хотя у нас было и такое: ногтем чуть ободрали, а руку заматывали и говорили: «Не могу». Но футбол и наш тренерский штаб не обманешь. Мы ребятам объясняем, что у нас здесь не армия. Им это самим надо.

– Вы же могли закончить ещё в 1994-м?

– Нет, сомнений не было. Ну, перелом. В отпуск все поехали на моря, а я сидел дома. В Нижнем Новгороде сказали: один гипс – и всё пройдёт. Через месяц сделали снимок – ничего не зажило. Потом меня пригласили в «Динамо» Киев, сняли гипс и чуть не сошли с ума. Была костная мозоль. Но меня буквально за месяц поставили на ноги. А мысли… Мне же не 35 лет было. Полгода потерпел. Обидно было, что отпуск провёл дома. А знаете почему? При такой травме пиво нельзя, а я его очень любил (улыбается).

– Никогда не мешало играть?

– Чтобы не поправиться, выбирай: либо пьешь пиво, либо ешь. Если одновременно, сразу набираешь. Не думайте, что мы его ящиками поглощали. По 3-4 бутылки выпили и всё.

– В Киеве Леоненко был пивоман №1?

– Наверное, да. Ел очень мало. На тренировку всегда натягивали с ним по тёплой кофте: чтобы вышло больше жидкости. У любого доктора спросите, он вам скажет, что пиво полезно в небольших количествах. Одно время нам даже Валерий Васильевич разрешал пиво пить. Единственное, говорил: «Надо 2-3 бутылочки прямо сразу, в раздевалке, но вы же две выпиваете, и вас тянет на крепкое. Быстро заводитесь. Я вам разрешу, а вы с утра пьяные придёте. Поэтому лучше не надо». Но с ухмылкой. После хорошей игры всё разрешалось.

– Сам-то он коньячок предпочитал?

– Я с Лобановским не выпивал. Но тоже слышал про коньяк. Когда стали коллегами – Базилевич присутствовал при этом разговоре – мы с ним обсуждали, что тренер во время игры много нервов тратит. «А какой лучший «восстановитель»? — спрашивает. — Прогулка – хорошо, бассейн – отлично, но лучше алкоголя ничего не поможет. В умеренных количествах, естественно, не больше 100 грамм». С Валерием Васильевичем никто не мог пить на равных: они падали, вставали, снова падали. Но ни одно поколение ни разу не видело его выпившим. И не то что выпившим, даже запах не чувствовали. Вот и думайте, сколько он пил и умел ли.

– При вас начали играть Шевченко и Ребров. Какими они вам запомнились? Предполагали, что они вырастут до таких высот?

– Если скажу, что да, в ответ услышу: «Пророк!». Ребята были хорошие. Подкупало уважение к старшим. Меня так воспитывали, что к старшим надо относится уважительно, потому что они – порядочные люди. Андрей и Сергей были очень исполнительными, с хорошими футбольными качествами. То, что станут звездами, я не думал. Но когда Шевченко продали в «Милан», верили, что у него получится. Его там протестировали и за голову схватились: и бежит, и прыгает – атлет. А когда он рассказывал про тяжёлый рабочий день из двух тренировок в «Милане», Валерий Васильевич, только ухмыльнулся: «Надо терпеть». Это было смешно. Со слов Шевы, люди падали на тренировках из-за того, что 5 раз по 60 метров пробежали. На что Валерий Васильевич ответил: «Ну, может, день не его был…».

 

СПОНСОРЫ И ПАРТНЕРЫ