• 28 мар 2005
  • 10:58

Виктор Серебряников: Волшебник уникальной "дуги"

29 марта ветеран киевского "Динамо" отметит 65-летний юбилей

29 марта исполняется 65 лет одному из самых известных футболистов Украины, легендарному изобретателю уникальной «дуги» - Виктору Петровичу Серебряникову.

Все знают Виктора Серебряникова как одну из ярчайших звезд и легенд киевского «Динамо». Но между тем воспитанником киевской школы он не является. Свой футбольный путь юбиляр начинал в Запорожье, а точнее, в главной городской команде – «Металлурге». В те времена клуб играл по очень распространенной системе «дубль-ве», место левого инсайда при таком построении занимал как раз Виктор Серебряников (больше, конечно, ему нравилось справа, но в молодые-то годы с тренером особо не поспоришь, тем более в те времена, когда авторитет игрока определял не талант, а возраст). Во второй половине 50-х в Запорожье был достаточно сильный, опытный коллектив. Клуб играл в классе «Б» (нынешней первой лиге), но было много футболистов, пробовавших силы в высшем дивизионе. Самые известные из них, пожалуй, – Сергей Коршунов, Горностаев, Павлов и Виктор Терентьев (тот самый, который помог «Динамо» в 1954 году завоевать Кубок СССР; потом Виктор Васильевич вернулся в Киев уже тренером). Среди опытных Виктор Серебряников не затерялся, наоборот – все отмечали его полезность команде в плане результативности, комбинационный талант. Не попасть в сильнейший клуб страны Серебряников не мог! Позже, впрочем, так и получилось. Но этому переезду предшествовало одно приключение…

Неожиданное приглашение

Весной 1959 года «Металлург» проводил встречу в Ленинграде. По дороге Серебряникова попросили задержаться ненадолго в Москве. Зачем? Почему? Естественно, никто не объяснял, просто сказали прийти в Комитет на Арбате. Девятнадцатилетний юноша, охваченный чувством сомнения и неопределенности, принялся за поиски. Побродив-поспрашивав, Серебряников Комитет нашел, а там в ответ: «Пришел не вовремя!». Однако на всякий случай направили на базу в Тарасовку. А там, как оказалось, Старостин с Гавриилом Качалиным молодежку страны тренировали. Так вот оно что, а то пойди туда, не знаю куда… Серебряникова приняли по-свойски и уже через три дня работы в коллективе по достоинству оценили его талант. Виктор Петрович позже об этом моменте вспоминал: «подошел ко мне Гавриил Дмитриевич и сказал, мол, Витя, езжай в Лужники – там твоя команда, сборная юношеская, собирается». Ехать – значит, ехать, такая возможность зарекомендовать себя выпадает далеко не каждому. Кроме того, если вспоминать состав той юношеской сборной, где играли в основном одни москвичи – торпедовцы, спартаковцы, железнодорожники, и лишь несколько иногородних – вратари из Перми, Колбасюк из Молдавии, Валентин Трояновский из Винницы, – то попадание в состав такой команды, думается, дорогого стоит. Как раз в тот период было тотальное противостояние сборных СССР и Болгарии. Первая команда страны и молодежка играли в Софии, Олимпийская в Лужниках боролась в отборочном матче, юношеская же играла в Ленинграде. Перед поездкой в город на Неве команда Соловьева (а именно он тренировал юношей) проводила спарринг с молодежкой, на который наставник выставил одних москвичей, а на «легионеров» откровенно наплевал. Но вовремя подоспел Гавриил Качалин. Перед игрой он подошел к Серебряникову и говорит: «Витя, а чего ты не раздеваешься?» «Места, - отвечает, – нет в составе». Качалин позвал Соловьева, долго о чем-то спорили, после чего разгневанный и красный, как помидор, Соловьев подбежал и говорит: «На каком месте играешь?» – «Правого инсайда». – «Раздевайся!» Дебют был удачным.

И это даже несмотря на поражение 3:4: Серебряников свой гол забил. С болгарами в Ленинграде отыграл еще лучше и гол снова забил (принял мяч на грудь и, не дав ему коснуться травы, с лета пробил - мяч от штанги в землю ударился и под самую перекладину влетел; наши, правда, по ветру играли, но все равно красиво получилось), а ведь болгары на тот момент были чемпионами Европы; поединок вообще закончился со счетом 2:2. На радостях ребята скинулись по червонцу и решили отпраздновать успех. Место «расслабления» нашлось сразу – Серебряников предложил свой гостиничный номер (кстати, Виктор Петрович до сих пор вспоминает тот номер 205 – говорят, там Есенин повесился). Выпили, закусили, разговорились – москвичи агитировали за свои клубы, вспоминали о матче – в общем, обыкновенные застольные разговоры. И тут неожиданно в самый разгар веселья врывается в комнату рассвирепевший Соловьев (а этот наставник требовал дисциплины не только на поле, но и в быту – ездил по квартирам, интересовался, кто как проводит свой досуг…) и бросается прямиком к Серебряникову: «Что ты здесь делаешь? Нечего тебе с ними связываться: собирай вещи и езжай в свою деревню!» На подхвате был уже и второй тренер сборной Вениамин Крылов, он посадил «деревенщину» в машину и отвез на вокзал на запорожский поезд. А в августе того же года Соловьев принял киевское «Динамо» и отправил Виктора Васильевича Терентьева выуживать из Запорожья Серебряникова (Вячеслав Дмитриевич на него глаз положил еще после спарринга с молодежкой).

Закосил от армии

Виктор Петрович позже рассказывал, что перешел в «Динамо» совсем не из-за того, что это был сильнейший клуб страны. Таким образом удалось спрятаться от армии… Москва в то время уже посылала гонцов с весточками… Уходить не хотелось, по большому счету, ни в армию (читай – ЦДСА), ни в Киев. Но из двух зол выбирают меньшее. Да, это сейчас читатель может не согласиться, воскликнув: «Это же Киев!» А чем тогда для Серебряникова был Киев? В Запорожье его все знали, любили и уважали. Тем более, в родном городе у него была роскошная квартира, да и деньги в «Металлурге» платили большие (выступая в классе «Б», игроки неплохо зарабатывали на премиальных, поскольку часто выигрывали, и потому в класс «А» особо не рвались…).

Перебравшись в «Динамо», Серебряников стал играть на не очень желанном левом фланге. А альтернативы не было: Виктор Фомин в то время уже закончил, а потом еще захворал и Иван Диковец. Влиться в коллектив не получалось, игра давалась тяжело, показать все свои возможности постоянно что-то мешало (а еще этот пресловутый левый фланг – Виктор Петрович позже вспоминал, что из-за ощущения «не своей тарелки» мучил себя и партнеров). На весенних сборах в 60-м Серебряников наотрез отказался играть не на своем месте. Такое откровенное игнорирование тренерского тактического плана в те времена могло стоить отчисления из команды, но обошлось… дикими криками Соловьева: «Тебе, мальчишке, место в основном составе доверяют, а ты отказываешься! Иди в дубль, конкурируй» Но даже такой расклад для Серебряникова был как манна небесная: ну и буду конкурировать, так ведь за свое любимое место! А соперники в дубле были еще те – за место правого инсайда боролись и Биба, и Трояновский, и даже Каневский. Тем не менее в основу пробился именно «бунтарь».

«Дуга Серебряникова»

И уж тогда Серебряников показал себя во всей красе: невероятно работоспособный, можно сказать – двужильный, с прекрасным видением поля, техникой, игровым азартом, ударом. О его ударах и до сих пор легенды ходят. Именно Серебряников продолжил работу Лобановского над резаным ударом (он заставлял мяч вертеться одновременно в двух плоскостях – вертикальной и горизонтальной). Его штрафные удары приобрели грозную для вратарей силу – мяч и стенку огибал, и одновременно шел в ворота сверху вниз. Над этим ударом футболист работал четыре года и великолепно освоил его. Этот удар имел название «дуга Серебряникова» (его так стали называть с подачи известного журналиста Аркадия Галинского). Кстати говоря, делая такой удар, нужно уметь и боль терпеть: расслабленное колено плюс удар резким щелчком – представляете, какая нагрузка идет на связки, как они напряжены. А ведь на тренировках такой удар нужно повторить не один десяток раз, соответственно, и боль испытать столько же. Когда-то в журнале «Футбол» знаменитому удару была даже статья посвящена: какой-то теоретик утверждал, что Серебряников по-особенному бьет носком бутсы и мяч, закручиваясь, по замысловатой траектории, перелетает стенку. Эта теория даже была наглядно подтверждена баллистическими выкладками… Заканчивая тему «дуги», скажем, что даже сам Виктор Маслов до последнего не верил в выработанное мастерство. Как-то в 1969 году Серебряникову удалось забить таких штрафных в играх штук десять. «Дед» задержал его после тренировки и говорит: «Пошли, покажешь, как это у тебя получается» После демонстрации Маслов покачал головой: «Ты смотри, а я думал, что это дурные голы».

Мечты, мечты…

Красивую и насыщенную жизнь в футболе провел Виктор Петрович. Особенно яркими красками она играла в период выступления за «Динамо»! Сколько же болельщиков тогда рукоплескало ему, сколько же соперников не могли его поймать на поле (в то время в «Динамо» вряд ли был игрок быстрее: 30 метров Серебряников за 3,8 бегал). Пожалуй, все было в великолепной футбольной жизни Виктора Петровича – капитанство в «Динамо» и Олимпийской сборной, чемпионаты мира, выигранные первенства СССР, Кубки страны! Казалось бы, исполнились все мечты… «Мечты, мечты... Многие из них сбылись, за исключением одной - с Пеле лицом к лицу на поле ни разу не довелось повстречаться. Видел его играющим за "Сантос", за сборную Бразилии, надеялся, что в Англии на чемпионате мира в 1966 году наши пути пересекутся. Но этого не произошло». В день рождения хочется пожелать юбиляру, чтобы эта неисполненная мечта осталась в его жизни самым большим разочарованием!

Забавный случай

В 1964-м «Динамо» выиграло свой второй Кубок страны. Однако игра с молодой, но напористой командой «Крылья Советов» была очень тяжелой. Первый тайм был равным, никто не хотел уступать. В перерыве в раздевалку буквально ворвался первый секретарь украинского ЦК Петр Ефимович Шелест со словами: «Хлопчики, рідненькі! Я вас прошу: виграйте, а то ці москалі мене замучали!». После чего так же стремительно убежал. Во втором тайме Каневский забил победный гол. После матча сделали круг почета, в раздевалке наполнили кубок шампанским…и тут снова ворвался Шелест: «Хлопчики, рідненькі, спасибі велике!» Каждому руку пожал и с криком «Вас зустрінуть» снова удалился. По приезде в Киев болельщики на радостях буквально на руках занесли кумиров с перрона в автобус. Только собрались отъезжать, как заходит какой-то человек с дипломатом и, не спрашивая, где тренер, обращается ко всем: «Ребята, сколько человек играло?» А Серебряников возьми да и ляпни шутки ради: «Двадцать»! Маслов, ничего не понимая, повернулся к нему и только глаза таращил. Человек открыл дипломат, достал оттуда 20 конвертов и передал: «Привет от Петра Ефимовича». И нет его. Маслов к Серебряникову: «Ты, такой-растакой! Знаешь, что я коммунист?» – «Мы все коммунисты, но деньги и коммунистам нужны!» По свидетельству самого Серебрянникова, сумма в конверте была «нормальной»…

Денис БАБАРИН,
при подготовке материала были использованы материалы из книги М. Максимова «Они были первыми»

Досье «ГОЛа!»
Виктор Петрович Серебряников

Родился 29 марта 1940 года.
Амплуа: полусредний нападающий и полузащитник.
Рост: 173 см.
Вес: 71 кг.
Мастер спорта международного класса (1966), заслуженный мастер спорта (1967),. Начал играть в Запорожье, в юношеской команде «Металлурга». Первый тренер - Николай Доморацкий. В «Металлурге» (З) – 1956-1959 (по июль), «Динамо» (К) – 1959 (с августа) – 1971 (по июнь). В чемпионатах СССР провел 299 матчей, забил 70 голов. В еврокубках – 14 матчей, 4 гола (КЕЧ – 8, 2; КОК – 6, 2). В сборной СССР (1964-1970) – 21 матч, 3 гола (первый матч за сборную: 11/10/1964 Вена Австрия 0:1; последний матч за сборную: 10/6/1970 Мехико Сальвадор 2:0); олимпийская сборная – (1963-64) – 5, 4.
Капитан «Динамо» - 1970 г. Капитан олимпийской сборной СССР – 1964 г.
Титулы и достижения: Чемпион СССР: 1961, 1966, 1967, 1968.
Второй призер чемпионатов: 1960, 1965, 1969.
Обладатель Кубка СССР: 1964, 1966.
В «33»: №1 – 1967, 1968, 1969; №2 – 1962, 1964; №3 – 1960, 1961, 1965.
Полуфиналист ЧМ-66 (2 матча), участник ЧМ-70 (2), входил в сборную СССР на ЧМ-62.
Главный тренер «Фрунзенец» (Сумы) – 1973, «Нива» (Подгайцы, Терноп. обл) – 1977-78.