Новости

  • 05 янв
  • 14:31
  • 1483 просмотра
печать

Валерий Лобановский. Учёный

6 января исполнится 80 лет со дня рождения великого футболиста и тренера Валерия Васильевича Лобановского. Предлагаем вам ознакомиться со статьей английского журналиста Каллума Райс-Коутса о Мэтре.

«Философы каждый по-своему лишь истолковывают мир, – писал Карл Маркс в «Тезисах о Фейербахе». – Суть однако в том, чтобы изменить его». Похоже, Валерий Лобановский, великий тренер киевского «Динамо» и сборной СССР в 70–80-х годах, по-настоящему проникся этим постулатом.

В футбольной методике Лобановского и впрямь можно разглядеть элементы марксистских теорий – в том, например, что силу коллектива он ставил выше силы индивидуальности. А еще – часто говорил о влиянии западной философии на его идеи. «Все руководители в мире соглашаются, что самое сложное – это лидерство в мужском коллективе, – замечал он. – Они правы. Но известно ли им, что чтение философских произведений может здорово помочь в этом деле?»

Лобановский не был похож на большинство своих коллег. Он был эрудированным и дисциплинированным. Он стремился уйти от врожденных футбольных эмоций к чему-то более «механическому», более продуманному.

Нельзя сказать, что Лобановский был холодным и закрытым. Играя в нападении, он отличался хитростью, техникой, и, возможно, был склонен к индивидуальным действиям больше, чем кто-либо из его партнеров по «Динамо». Но в восприятии футболистом игры уже тогда просматривалось противоречие: хотя Лобановский и восхищался творческими и элегантными исполнителями, ее он все чаще оценивал с аналитической и прагматической точек зрения.

Молодому человеку давались точные науки, и этот опыт он привнес в футбол. Лобановский изучал теплотехнику в Киевском политехническом институте, где окунался в мир технологических достижений и широких перспектив, которые они открывали.

Уже на старте его карьеры стало понятно, что быть успешным в футболе – не самоцель для Лобановского. Парень хотел большего. Когда Валерию было 22 года, он завоевал первый чемпионский титул с «Динамо», однако счастливым не выглядел и наслаждения славой не выказывал. Так утверждает Владимир Сабалдырь – друг Лобановского, игравший в футбол на любительском уровне, но в итоге вставший на путь науки.

– Да, мы выиграли золото, – констатировал новоиспеченный чемпион. – Ну и что? Временами мы выглядели слабо. Просто заработали больше очков, чем другие команды, которые играли еще хуже. Так что и хвалиться особо нечем.

– Но ведь взять титул – это мечта, – недоумевал приятель.

– Реализованная мечта – уже не мечта, – упрямо парировал Валерий и шел в атаку. – Вот ты как ученый на что нацеливаешься? На докторскую степень? На диссертацию?

– Возможно, – отвечал Сабалдырь. – Но призвание настоящего ученого – внести вклад в развитие науки.

– Вот тебе и ответ.

И в этом был весь Лобановский.

Он стремился поставить футбол на интеллектуальные рельсы и делал это, пожалуй, в самом подходящем городе Советского Союза. Ведь именно Киев стал центром научного прогресса, который охватил огромную страну. Именно здесь была собрана первая в СССР и континентальной Европе Малая электронная вычислительная машина «МЭСМ» – прообраз современного компьютера. Именно здесь в 1957 году был создан Вычислительный центр, спустя пять лет реорганизованный в опять же первый в СССР институт кибернетики [Институт кибернетики АН УССР].

Словом, с учетом всего этого бэкграунда научный подход к футболу киевлянина Лобановского кажется вполне естественным. Для Валерия игра стала объектом применения соответствующих знаний. А романтическое отношение к ней в конце концов уступило место желанию насытить футбол диаграммами и уравнениями.

Лобановский возглавил «Динамо» в 1973-м и бессменно руководил им на протяжении 9 лет, прежде чем на короткое время оставил команду ради сборной СССР. И этих 9 лет хватило, чтобы совершить революцию в футболе Восточной Европы. В этой связи крайне важным оказалось сотрудничество Лобановского с Анатолием Зеленцовым – кандидатом педагогических наук, доцентом кафедры теории физвоспитания Киевского института физкультуры.

– Зеленцов стоял на том, что пауза на раздумья, даже занимающая доли секунды, – слишком большая роскошь для современного футбола. Игрок должен четко понимать, куда двигаться, еще до того, как он получит мяч, – писал Саймон Купер в своей книге «Футбол против врага», увидевшей свет в 1994-м. – Для этого динамовцам приходилось запоминать маневры по секторам и подобно игрокам из американского футбола, направлять мяч в соответствии с привязанными к тем же секторам комбинациями».

Зеленцов был безошибочно дотошен в своем анализе. Он уверял, что команда никогда не проиграет матч, если количество ключевых моментов, в которых она допустит ошибки, не превысит 18%. Совместная работа ученого и Лобановского привела к созданию действительно уникального стиля игры. Последнему были присущи как стремительные и организованные контратаки, так и отточенные маневры без мяча, что очень напоминало тотальный футбол сборной Нидерландов Ринуса Михелса.

– Футбол стал системой из 22 элементов – противостоянием двух подсистем по 11 элементов каждая. Перемещения ограничены площадью поля и правилами игры, – писал в 2011 году Джонатан Уилсон в своем материале для Guardian. – Если две подсистемы будут равны, игра завершится вничью. Если кто-то окажется сильнее, он и победит. Нюанс, который Лобановский считал наиболее интересным и ключевым, заключался в том, что эффективность работы подсистемы всегда будет выше, нежели сумма эффективностей составляющих ее элементов. Это, по мнению тренера, означало, что футбол созрел для применения тех самых кибернетических находок, которые развивались в Политехническом институте. Успех, подытоживал киевлянин, зависит не столько от индивидуальностей, сколько от групп индивидуальностей и связей между этими группами.

Говард Уилкинсон, бывший наставник «Лидса», выразился проще. «Команды Лобановского были сродни баскетбольным, – сказал однажды он. – Их футболисты всегда работали синхронно и при этом отличались потрясающей функциональной готовностью». И, надо сказать, был в той функциональной мощи некий эстетизм…

Все в «Динамо» работало таким образом, чтобы исключить возникновение каких-либо болевых точек или прорех, которыми мог воспользоваться потенциальный противник. В новом учебно-тренировочном центре под Киевом появились бассейн – в основном для применения гидротерапии, современнейшее медицинское оборудование, операционный зал и барокамера, используемая для симуляции тренировок на большой высоте.

Затраченные усилия принесли свои плоды. Свидетельство тому – завоеванные «Динамо» при Лобановском 13 чемпионских титулов, два Кубка кубков и один Суперкубок УЕФА. Это был успех международного масштаба, и Европа оценила его.

Просматривая кадры хроники работы Лобановского в его молодые годы, невольно очаровываешься. Осанка, мимика, уверенные и точные манеры при инструктаже футболистов. Руки движутся так, словно он исполняет какую-то сложную пантомиму. По сути, он ведь был дирижером – не хватало только палочки.

Лобановский скончался в 2002 году, в возрасте 63 лет, но его влияние по-прежнему огромно. На похоронах тренера тогдашний Президент страны Леонид Кучма назвал его «одним из главных строителей независимой Украины».

В своей работе Лобановский опередил развитие игры и в этом контексте достиг безусловного успеха. Он не просто завоевывал кубки и медали – он оставил в футболе свою метку, свой след. Он изменил футбол.

Как верно заметил один из персонажей известного сериала Westworld, мы живы до тех пор, пока жив последний человек, помнящий нас. Лобановского и его наследие забудут нескоро.

Перевод с английского и адаптация – «Футбольный клуб»

СПОНСОРЫ И ПАРТНЕРЫ