Новости

  • 27 мар
  • 12:22
  • 1161 просмотр
печать

Александр Головко: «Когда МЮ вырвал победу у Баварии, на базе Динамо радовались, как будто это мы выиграли ЛЧ»

Во второй части большого эксклюзивного интервью легендарный четвертый номер киевского «Динамо» размышлял о Лобановском, Лиге чемпионов и своем становлении как тренера.

Для того, чтобы попасть в «Динамо», ему пришлось «Динамо» обыграть: долгое время именно Александр Головко оставался единственным игроком, который становился чемпионом Украины в составе двух разных команд, ведь это «Таврия» с его помощью обыграла киевлян в финале первого независимого чемпионата Украины, а потом еще и выбивала динамовцев из полуфинала кубка.

Но, оказавшись в клубе с высокой конкуренцией и задачами, Головко уже способствовал победам «Динамо». Запомнился надежной игрой в центре защиты и несколькими очень важными голами в Лиге чемпионов, получил восемь золотых медалей чемпионата Украины и пять кубков, добирался до полуфинала Лиги чемпионов УЕФА и провел 58 матчей за нашу национальную сборную.

Словом, легенда. А раз так - нам есть что вспомнить, и особенно интересно услышать это из первоисточников.

1-я часть интервью

 

Разница между простыми людьми и гениями - в мелочах. Так вот, Лобановский был гением

- А вот интересно: вы в «Динамо» знали распечатки своих ТТД или слышали их только в тренерской интерпретации?

- Это ложилось в концепцию подготовки к следующему матчу и зависело от способности тренеров эту информацию донести до футболистов. И от желания, конечно. Ведь этими цифрами можно или наказать, или поощрить.

Да, на стендах вывешивались таблички, которые якобы на что-то влияют. Но все же понимают, что влияет на все конкуренция и тренировки. Тренеры за игроками наблюдают - как вы мыслите, как реагируете, насколько вы сосредоточены. А вот при двух равных кандидатах на одно место тренеры могут уже вооружиться цифрами чтобы выбрать из них более достойного.

Опять же, этими цифрами можно убить, а можно и пожалеть. Это - просто инструмент, не более.

- Замечали ли вы существенное изменение этих показателей после прихода Лобановского?

- Давайте откровенно: ни в одной из команд до Лобановского я не сталкивался ни с какими цифрами. Сначала мы даже пытались что-то объяснять, общаться. В Руйте рьяно доказывали что-то Валерию Васильевичу (для позднего Лобановского это был нонсенс), но он имел дар настолько ясно и беспрекословно нас убеждать, что уверенно разбивал все наши аргументы, которые мы предлагали. И результат был его союзником - он грамотно стимулировал футболистов, чтобы ребята не смотрели по сторонам, а выполняли все требования и переносили все нагрузки.

- Простите за, возможно, дилетантский вопрос. Если посмотреть современным взглядом, Лобановский в «Динамо» 90-х исповедовал довольно типичное для той декады построение защиты - с либеро и стоппером. А вот уже при Сабо произошла запоздалая «революция», когда «Динамо» перешло на игру в линию, в которую играла в то время вся Европа. Это так или не так?

- По большому счету, игру в либеро применяют и сейчас - особенно в тех случаях, когда, по замыслу тренеров, один из центральных игроков в определенной фазе игры опустится немного ниже с определенной целью. Как метод, это до сих пор имеет право на жизнь и остается эффективным. Но, с другой стороны, ни о каких революциях я бы не вел речи, потому что Украина, кажется, позже всех перешла на игру в линию. Даже завершая свою футбольную карьеру, я еще не имел опыта такой игры в защите. Приехав в Китай, уже пройдя Крым и Рим, я не мог понять, чего хочет тренер и куда бежать - просто у нас в Украине в линию к середине 2000-х практически-то и не играли, у меня не было соответствующих знаний. Поэтому тактических революций у нас не было, была функциональная готовность, очень строгое выполнение тренерских установок и слаженность действий - все обороняются, все атакуют, все стараются плотно и безошибочно сыграть против соперников.

- В «Динамо» вы застали целую плеяду одаренных защитников: Беженар, Леженцев, Хомин, Волосянко, Федоров... Не считая молодых и универсалов, способных также сыграть в центре защиты. А как сформировался ваш тандем с Ващуком? Вы больше подходили друг другу по манере, сочетанию игровых качеств, в конце концов, особенностями характера и темперамента?

- А нас никто не спрашивал - все решали тренировки. Мы работали, а тренеры делали выводы. Из различных вариантов выбрали именно такой. А если что-то тебе не нравится, где-то понижаешь к себе требования или перестаешь отвечать требованиям, «закисать» - тренер тебя вызывает и говорит: «Смотри, вот такое и такое не устраивает. Вот есть конкурент, он уже готов на твое место. Нам надо подумать». И ты идешь, думаешь над собой. В этом и заключается тренерская работа. Кто-то умеет это делать, кто-то не умеет. Васильевич прекрасно умел это делать. И хорошо, если мне хватало образования и знаний, чтобы понять, что он требует.

- «Динамо» накануне возвращения Лобановского находилось в игровом кризисе: вылетело из Лиги чемпионов и Кубка УЕФА от скромных, в принципе, «Рапида» и «Ксамакса», вылетело из Кубка Украины, проиграв по пенальти тернопольской «Ниве». Как же Валерию Васильевичу удалось за достаточно короткий период из тех же, по сути, игроков создать коллектив, который был способен побеждать «Барселону», «Арсенал», «Реал»?

- Первый момент - давайте будем откровенны, команду, которая «выстрелила», собрал все же Сабо. Он понимал, на что способны эти игроки, и доверил им место в «Динамо». Другое дело - что умения выжать из этих футболистов максимум, у Йожефа Йожефовича не оказалось. А вот Валерий Васильевич сумел это сделать, понимая, что для этого нужно иметь функциональный каркас ценой таких вещей, как возможность осечки в чемпионате, так далее.

И даже при том значительном улучшении функциональной готовности и слаженности действий, вспомните, не забей Шевченко с помощью защитника в Праге, не выдай Шовковский замечательную серию послематчевых пенальти - и могло бы не быть того сезона с полуфиналом Лиги чемпионов. Это - футбол. Логика в нем есть, с одной стороны, но с другой - все висит на везении, которое, как известно, бывает у сильных.

Именно поэтому Лобановский был жестким и даже беспощадным к, казалось бы, мелочам. Потому что он понимал: отдайся здесь на 80%, а не на 100%, не добеги там на полметра, убери ногу еще где-то - и все. В этих маленьких различиях, даже мелочах - разница между простыми людьми и гениями. Валерий Васильевич был гением.

 

На протяжении трех лет у нас не было «подводок» к отдельным матчам, а были одни бесконечные сборы

- За те несколько великих сезонов в Лиге чемпионов на пути динамовцев встретились величайшие игроки декады: Зидан, Ривалдо, Рауль, Касильяс и многие-многие другие. Это какую же работу нужно было провести, чтобы участники чемпионата Украины могли эффективно и на одном темпе играть против таких соперников!

- Именно тем, в основном, и занимались - чтобы не боготворить западных «звезд». Для этого тренерский штаб особенно рассчитывал учебно-тренировочный процесс, искал особые пути в подготовке и нейтрализации козырей соперников. Матчи внутреннего чемпионата на тот момент для нас были легкими - мы старались в первые полчаса реализовать свое преимущество, чтобы потом уже доигрывать. А готовились-то мы как раз к еврокубкам, ведь по интенсивности, энергетике, энергозатратности международные матчи были в разы тяжелее, чем все то, что мы видели на внутренней арене. Именно поэтому тренировочный процесс, наши ежедневные занятия, это были наши самые большие нагрузки. На протяжении трех лет у нас не было «подводок» к отдельным матчам, а были одни бесконечные сборы. Я даже не припомню, когда во время календарного сезона можно было иметь время для отдыха. Поэтому команды Васильевича давали более высокий результат, чем другие при тех же обстоятельствах, но при этом играли на высоком уровне по несколько лет, а дальше все было печально - выдавливалось все, и надо было готовить к футболу высших достижений уже новое поколение. В этом тоже есть свои недостатки, безусловно.

- Зато представить себе другую украинскую команду, которая на равных играла с «Барселоной» или «Реалом», невозможно...

- Но и гранды сейчас другие, давайте будем откровенны. Уровень функциональной подготовки всех команд - даже западных, в то время очень уступал тому, что есть сейчас. Я когда-то, уже завершив выступления, поехал на стажировку в Германию. Сижу, анализирую увиденное в «Штутгарте» и «Баварии». А местные тренеры подходят и спрашивают: «А вы почему приехали?» «Хотим что-то перенять и чему-то научиться» «А мы у вас брали эту методику - у Валерия Васильевича просили методику, как подтянуть физику».

А сейчас футбол просто другой - большой прорыв в тактике, в анализе игры, в той же функциональной подготовке. Не говоря уже о бизнесе: нынешние гранды беспрецедентно богатые и могут инвестировать не только в игроков или построение спортивных арен, но и в научную сторону.

- Были ли у вас, как у защитника, такие подопечные в Лиге чемпионов, с которыми вы не знали, как играть?

- Рауль Гонсалес из «Реала» и Ульф Кирстен из «Байера». Вроде как все рядом и понятно, но они все время первые на мяче. Я и злился на себя, и много изучал их игру, головой крутил, шеей крутил - но сделать ничего не мог.

- Величие Зидана в противостоянии с «Юве» успели понять?

- Ну, конечно, великий футболист. Он как бы одновременно везде был. Без шансов было играть против него персонально при том, что все завязывается на нем, ведь рядом еще и такие неординарные футболисты, как Дель Пьеро или Индзаги.

- Если бы «Ювентус» выпал «Динамо» не в марте, а уже в разгар сезона, шансы были бы?

- Не знаю. Даже не буду высказывать какие-то предположения. У нас была неплохая команда, но тот «Ювентус» - это был великий состав. Даже такую ​​вещь скажу: мне кажется, Марчелло Липпи был едва ли не единственным тренером, которого Лобан не скажу, что опасался, а относился к нему с большим уважением и вниманием. Остерегался, настороженно относился. Это было видно по его мимике, отношению, подготовке. Что передавалось и на нас, в том числе, на меня.

- Еще такими могли бы стать, кажется, Арриго Сакки и Фабио Капелло. Словом, итальянская школа, которая была, возможно, самой близкой для Валерия Васильевича...

- А почему нет, это нормальная тема. Ведь чем было, по большому счету, наше «Динамо»? Вспомним. Восемь человек в «мыле» в подкатах и ​​Шева с Ребровым забивают там, где другие не забивают.

- Вам не присущ поход вперед с риском для защиты, тем не менее, сверхважные голы «Арсеналу» и «Байеру» - в вашем активе. Верный расчет?

- Там, где можно, как говорится, «перекусить» - почему бы не перекусить. Как говорили тренеры, как хорошо, что забивают все - тогда соперник не знает, от кого ждать угрозы.

- После драматического противостояния с «Баварией» в полуфиналах Лиги чемпионов 1998/99, где было семь голов на двоих и решающий - от Баслера - вывел мюнхенцев в трофейный матч, с какими чувствами вы смотрели на решающие голы «Манчестер Юнайтед»?

- Все болели за «МЮ». Безумный финал, два гола на последних минутах... Что мы творили на базе! Такое впечатление, будто мы выиграли Лигу чемпионов! Это было ярко, конечно.

- Остановиться в шаге от финала Лиги чемпионов - десять лет до того такого не было, двадцать лет после не было, и, возможно, еще долго такого не произойдет с украинским футболом.

- А нам не о чем жалеть, мы провели, как футболисты, очень достойную жизнь в футболе.

 

После того, как сорвался переход в «Ливерпуль», наступила черная полоса со смертью Лобановского и завершением моей карьеры

- После киевского «Динамо» вам не было скучно в футболе?

- Это отдельная тема, достойная книги. Называется она «Пора заканчивать с футболом - катастрофа». Этот период в жизни меняет отношение к себе. Начинаешь меньше претензий к себе предъявлять, это же другие виноваты, а ты всегда на пике формы и таланта. Но нет - и кто быстрее это поймет, тот и быстрее найдет себя в дальнейшей жизни.

- Тот, дальнейший футбол мог вас чему-то научить?

- Ну конечно. Особенно когда другими глазами на него смотреть. Я уже упоминал, именно в «Циндао Бейлайт» я освоил игру в линию. А вот в «Таврии» я столкнулся с игрой в три центральных защитника. Олег Викторович Федорчук, наверное, считал, что мы все знаем, как играть при этой тактической схеме, а я лично не знал - в «Динамо» играл с либеро как стоппер, в Китае - в линию, а вот всех особенностей схемы в три защитника - не понимал. Когда латерали не всегда возвращаются назад, а тебе все время приходится успевать еще и за подстраховкой, это совсем другая специфика и особый формат оборонной работы. Поэтому когда меня спрашивали: «Ты что, левого защитника играешь?», Я - левый центральный при игре в три - отвечал: «Подождите, сейчас разберемся!» Всегда тяжелая деятельность - думать. Сталкиваюсь сейчас часто с этим, когда молодых игроков за руки водишь во время тренировок, разбираешь все на «теориях». Они спрашивают: «Когда играть будем?» Отвечаю: «В воскресенье».

- В свое время слухи отправляли вас в «Лацио», «Олимпиакос», «Ливерпуль». Что ближе к желтой прессе, а что - к правде?

- «Ливерпуль» - 100%. Только отсутствие опыта и коммуникации помешали мне туда перейти. Я уже прощался с одноклубниками, отправился в «Ливерпуль» с представителями «Динамо», считая, что еду подписывать контракт. Но на месте оказалось, что я один из трех претендентов. Я встретился с Жераром Улье в ресторане, переговорил с ним на той английском языке, который был у меня в то время. Потренировался с ними неделю, вернулся домой - и все. Подписали они камерунца Ригобера Сонга. Что с «Ливерпулем» не сложилось, я понял, когда Валерий Васильевич спросил: «Ну как ты? Будем работать?» Я все понял и ответил, что, конечно, будем. Кто-то подумал бы, что это вопрос денег, но для меня это был вопрос нового вызова в карьере и новых задач в футболе. Я не спрашивал о зарплате или подъемных, а хотел попробовать себя на этом уровне. Это было для меня, мягко говоря, разочарование, за которым последовала «черная полоса» - с травмами, смертью Васильевича, завершением выступлений. Но, повторюсь, я не жалуюсь - в футболе наше поколение прожило достаточно хорошую жизнь.

- Игроки вашего уровня, кажется, могут выбирать высоту своего старта. Почему же вы начали не с клубной команды, а с юношеских сборных, где, во-первых, подопечным надо доносить самые азы игры, а, во-вторых, придется распоряжаться теми, кого Бог дал, а не кого может купить ваш клуб, а вы можете освободить-пригласить?

- А сначала я отказался от работы в сборной. Затем, когда звонили во второй раз, предложили пойти в штаб к Юрия Калитвинцева. Говорю: «О, это уже другое дело. Пойду в штаб, понюхаю, пообщаюсь, как там все». С Калитвинцевым тогда работал Юрий Мороз, и мы все вместе поехали на чемпионат Европы.

Это уже был материал для размышлений: видишь, как это все делается, как 17-летние подопечные на это реагируют. На самом деле, ты, пусть даже опытный футболист, обнаруживаешь для себя, что ты ничего не знаешь на самом деле. Ты прошел тренерские курсы, несешь багаж того, что познал игроком, а также где-то услышал и увидел. И вот уже имея эти «инструменты», ты заходишь к будущим футболистам и пытаешься с ними говорить. И от твоего умения убеждать, вдохновлять, обучать зависит, состоится ли эта неопытная, но интересная команда.

- Философский вопрос: как оценивать работу тренера юношеских команд? По результатам, красоте игры или количеству воспитанников, которые пойдут дальше?

- Скажем так, футболистов готовят в клубах. И тренер должен знать, удастся ли ему из игроков с разной философией, уровнем подготовки, слепить один коллектив. Существует философия единой подготовки - чтобы все клубные команды или сборные играли в один футбол по одной тактике. Я не могу с ней согласиться, потому что каждая отдельно взятая команда - это подбор футболистов, и бывает так, что для определенной схемы в отдельно взятой команде просто нет игроков соответствующей квалификации.

Поэтому мерило для всех - результат, это пропуск, который позволяет тренеру в дальнейшем работать и воплощать свои идеи. Мерило для него - не помешал ли он раскрыться интересном футболисту. Игрокам нужно понимать, что раз в два месяца они выходят, чтобы представлять страну. И здесь надо выигрывать ради Украины. А эти победы зависят от наличия подготовленных клубами игроков.

Так что когда тренеры юношеских сборных говорят, что это их футболист, это не так. Это игрок своего клуба, которого вы взяли на определенный период и либо удачно, либо неудачно используете для решения задач сборной.

В сборной ты не можешь учить фундаментальным вещам. Прессинг становится результатом регулярных тренировок по два раза в день в течение длительного времени. А в сборной мы собираемся ненадолго, имея в виду подготовку к конкретным матчам. Тут не до фундаментальных вещей, нужно взять этих разрозненных игроков и объединить их ради результата.

Поэтому я - за результат при качественной игре, хотя, конечно, что понимать под качественной игрой - это другой вопрос. Есть защитная тактика, есть атакующая тактика. И там, и там будут победы и поражения, но лучше смотреть, какая команда по итогам 90 минут выигрывает. При шквале критики по отношению к команде Петракова - а она стала чемпионом мира. Сколько десятилетий или столетий пройдет, чтобы повторить это достижение? Так что все крутится вокруг результата, это надо признать. Любой тренер ДЮСШ хочет со своими подопечными выиграть. И как бы ты ни играл - судить тебя будут по победам. «Ты классный пацан, неплохо играл - но не получилось у тебя». Я, что мог, юношеским и молодежным сборным отдал. И теперь такое мнение.

- Не обидно, что в украинском футболе настолько тесно?

- А почему только в украинском?

- Может быть, за границей и не тесно, но там только «полтора» наших тренера...

- Возможно, это проблема этих тренеров? Я вот трижды пересекал границу за прошлый год по вопросам трудоустройства в иностранных клубах. Обсуждал с руководствами различных клубов стратегию, задачи, перспективы.

- Это близкая заграница или более отдаленная?

- Скажем да, не дальнее зарубежье. Постсоветское в том числе.

- Представляете себе такой момент, когда будете работать с игроками, языки которых вы не знаете?

- Я владею английским и вполне представляю, что мог бы работать так, как Сергей Ребров, который доказал, кажется, всем, что для него это не барьер. Тем более, есть язык футбола - набор общих терминов, а дай несколько недель, можно освоиться и в другой языковой среде. Я говорю о других вещах - задачи, ментальность и боязнь. Первое, что спрашивают: «А вы ведь не работали за рубежом?». И как людям объяснишь, что у тебя в юношеской и молодежной сборных каждый матч - международный, и практически на уровне той же Лиги Европы?

- Тренерская работа - это за хлеб насущный или по призванию?

- Интересная особенность: я уже год не возглавляю команду, но все время мои мысли с футболом. Анализируешь матчи на телевидении, читаешь лекции в Центре лицензирования (спасибо за такую ​​возможность). Поэтому без футбола никак - все время совершенствуешься, читаешь, смотришь много игр. Как любой тренер, я должен людям объяснять - если не футболистам, то болельщикам и коллегам-тренерам. Это уже необходимость.

Поэтому я благодарен семье за ​​терпение и понимание, ведь без этого мне было бы трудно продолжать заниматься футболом и концентрироваться мыслями на любимом деле. Их поддержка помогает мне пережить времена простоя в профессии.

СПОНСОРЫ И ПАРТНЕРЫ