Новини

  • 19 черв
  • 11:29
  • 4703 перегляда
друк

Олександр ХАЦКЕВИЧ: «У бою температуру не міряють»

Новий наставник «Динамо» розповів оглядачеві «Спорт-Экспресс в Украине» про те, як зміниться команда в майбутньому сезоні, про підвищену мотивацію Олега Гусєва, повернення Євгена Макаренка, яке не відбулося, користь виховних методів Олега Лужного і Валерія Лобановського, експеримент Хосепа Гвардіоли і сувору китайську специфіку.

(публікується мовою оригіналу)

- Вашим предшественникам на этом посту - Сергею Реброву, а до него Олегу Блохину - предложение стать главным тренером «Динамо» поступало от президента клуба на ночь глядя, а наутро - следовало принять решение и дать ответ. Выходит, вы, имея три дня на размышление, оказались в более выгодном положении?
 
- Да не сказал бы. (Улыбается). Сергею Станиславовичу и Олегу Владимировичу таким предложением была обеспечена бессонная ночь, мне же - несколько ночей кряду.
 
Ведь, с одной стороны, это предложение стало для меня совершенно неожиданным, но с другой - серьезным вызовом.
 
- Какие мысли одолевали в этот период? Что вызывало сомнения или, может, тревогу?
 
- Вот когда, не имея ни малейшего опыта, пришлось стать играющим тренером минского «Динамо», тревога была запредельной. С той командой я полностью прошел предсезонку в качестве футболиста, все видел изнутри - и ясно понимал, что мы не готовы физически. Вопрос был в том, с чего начинать, как вывести команду на нужный функциональный уровень. Плюс - тот коллектив был достаточно молодым, многие лидеры ушли, девять футболистов пришли из дубля.
 
В киевском «Динамо» все совершенно иначе: состав сбалансирован, есть опытные игроки и молодые ребята с большой перспективой. И если что-то тревожит меня сейчас, то лишь ответственность перед болельщиками. Ведь не секрет, что, независимо от имени тренера и исторического периода, задачи перед командой во всех турнирах ставятся наивысшие.
 
- Вы накануне заглянули в фан-клуб и встретились с поклонниками «Динамо». Получили от них кредит доверия?
 
- Эта встреча прошла в довольно теплой и искренней атмосфере. Я выслушал пожелания членов фан-клуба и заручился их поддержкой. Теперь на душе стало немного спокойнее.
 
***
 
- Вы наблюдали не только за официальными матчами «Динамо», но и за спаррингами в Марбелье, а значит - видели команду в разной обстановке и могли с вашим тренерским опытом составить о ее потенциале достаточно ясное впечатление. Разговор с Ребровым уже после вашего назначения, когда он передавал дела, эту картину изменил - или ваши наблюдения совпали с услышанным?
 
- Вдаваться в детали я, конечно не стану - это был разговор тет-а-тет. Могу лишь сказать, что в целом он оказался откровенным и полезным. Мне были интересны характеристики игроков, с которыми не довелось прежде пересекаться в клубе - и Сергей Станиславович свое видение изложил.
 
Где-то наши мнения совпадали, где-то расходились, однако бесспорно, что по части тактической обученности команда находится на очень высоком уровне. Естественно, у нашего тренерского штаба будут свои требования - и теперь все зависит от того, как их воспримут футболисты.
 
- Вы давеча процитировали известного любителя афоризмов Эдуарда Васильевича Малофеева, как-то сказавшего, что в бою температуру не меряют. Ребров много раз подчеркивал, что в ряде матчей футболистам не хватало мотивации, и складывалось ощущение, что иного выхода, кроме как доверять готовой грызть землю молодежи, он не видел. Какой путь к тому, чтобы установить в коллективе дисциплину и нужный настрой, вам кажется самым правильным?
 
- В моем понимании, если футболист выходит на поле в футболке такого клуба, да еще и получает за это приличные деньги - какая при всем этом должна быть мотивация, помимо запредельной? Могу допустить, что звучавшими не только на пресс-конференциях, но и в тренировочном процессе речами о недостаточной мотивированности Ребров хотел как раз мотивировать ребят.
 
Быть может, Сергей Станиславович просто не нашел тех слов, которые «зажгли» бы ребят или заставили по-другому взглянуть на какие-то профессиональные футбольные вещи. Но сейчас обсуждать это нет никакого смысла - дело сделано, былого не вернешь. Теперь уже мне придется искать убедительные фразы, чтобы игроки выходили на каждый матч как на бой.
 
***
 
- В ваш тренерский штаб вошел Олег Лужный, который в бытность игроком и, более того, капитаном, умел навести порядок в коллективе - с применением, так скажем, физического воздействия. Принимали этот фактор в расчет, приглашая Олега Романовича?
 
(Смеется). Конечно же, принимал! Не только молодежи, но и старшим ребятам будет полезно прочувствовать с его помощью всю степень ответственности за результат. Нет, дедовщины у нас в «Динамо» никогда не было, но вместе с тем, когда Олег Романович играл, некоторые футболисты опасались в раздевалку после матча зайти - и ждали, пока он в душ сходит.
 
Все это, разумеется, шутка. А если серьезно, то Лужный всегда был настоящим бойцом на поле - и остается таким в сегодняшнем качестве. Не сомневаюсь: при нем равнодушных у нас не будет - в игре, в раздевалке, в тренировочном процессе.
 
- Вы ведь успели с ним поработать и как футболист с тренером - в латвийской «Венте». Какие воспоминания остались о том периоде?
 
- Воспоминания? (Улыбается). Прежде всего вспоминается, что Романович после двух тренировок с этой командой поверить не мог, что на свете существуют такие игроки.
 
- Вы это о чем?
 
- Лужный приехал в Латвию прямиком из Англии - и уровень мастерства мерил, само собой, британскими мерками. Притом, что в «Венте» этот самый уровень был даже не средним - прямо скажем, невысоким, требовал от подопечных по высшему разряду.
 
- Как же они реагировали на это - и, в частности, футболист Александр Хацкевич?
 
- Футболист Хацкевич, по счастью, его требованиям соответствовал. Мне, правда, тоже порой доставалось после отдельных матчей. Я был там, следует понимать, обыкновенным игроком, но и Олег Романович, кстати, играющим тренером. И строже всех он спрашивал именно с себя. Бывало, уединялся после финального свистка где-то в раздевалке: ворчал себе под нос, стучал кулаком по шкафчику - и после этого отправлялся к нам проводить разбор полетов.
 
***
 
- Так сложилось, что в вашем штабе собрались представители каждого из игровых амплуа. Это не случайность?
 
- Закономерность. Вы сами посудите: во всех украинских командах есть тренеры вратарей - но почему-то почти нет специалистов по работе с защитниками, полузащитниками или с нападающими. У нас будет много индивидуальной работы по линиям - а кто может лучше донести до футболистов тренерские требования, если не бывшие игроки этих амплуа?
 
- Если говорить о вратарской позиции: при Александре Шовковском она в «Динамо», как правило, не вызывала тревоги. А насколько надежен последний рубеж теперь?
 
- На сегодняшний момент очевидного первого номера у нас нет. У игравших в прошлом сезоне Артура Рудько и Максима Коваля случались и удачные поединки, и не очень. Мне еще предстоит выслушать мнение тренера вратарей Михаила Михайлова - кто как не он в этом вопросе ориентируется лучше всех?
 
Мы, кстати, упомянули лишь двух голкиперов, но есть еще и Георгий Бущан, и Владимир Маханьков. На сбор поедут все четверо - работа покажет, на кого предстоит делать ставку. Да, у кого-то больше опыта, у кого-то меньше, но не случайно ведь говорят, что вратарь - половина команды. У партнеров должна быть уверенность в том, кто находится у них за спиной.
 
- Возвращаясь к теме дисциплины: припоминаю, как Валерий Лобановский в свое время несколько раз отправлял игрока Хацкевича во вторую команду, откуда тот возвращался с новыми силами и желанием. Это, выходит, тоже эффективный метод воздействия тренера на футболиста?
 
- Надо признать, что для игрока Хацкевича это было полезно…
 
***
 
- Даже так?
 
- Появлялась возможность немного успокоиться, поездить по деревням и областным центрам, показать в условном Житомире солидный уровень. (Смеется). Возможно, на другого футболиста такая мера не оказала бы воспитательного влияния, но как тонкий психолог Валерий Васильевич понимал: именно на меня это подействует.
 
Отправь он кого-то другого из открыто высказывавших свое мнение ребят в «Динамо-2» - оттуда бунтарь мог и не вернуться. Я же находил в себе силы успокоиться, а Лобановский фантастически точно чувствовал момент, когда можно и нужно призвать меня обратно.
 
- В чем были ваши с ним разногласия?
 
- Да в тренировочном процессе. Приходилось слишком много бегать, а футболист Хацкевич бегать без мяча не любил. (Улыбается). Нет, тренировочные нагрузки я выдерживал, но давались они мне очень тяжело. Был убежден, что тренироваться необходимо через мяч - и убеждения своего от главного тренера не скрывал.
 
- Лобановский, в точности как вы, в бытность игроком спорил с Виктором Масловым о нужности физических нагрузок, но позднее буквально построил на них свою тренерскую концепцию. А вы, Александр Николаевич, сменив профессию, взглядов не пересмотрели?
 
- Сначала пытался тренировать по-своему, делая упор на работу с мячом, но быстро понял, что функциональная база все равно должна быть. Нужно понимать, в какой футбол ты хочешь играть. Если в агрессивный, с активностью на чужой половине поля и быстрым переходом из обороны в атаку, что всегда нравится болельщикам, физический фундамент просто необходим.
 
Андрей Ярмоленко, помню, как-то увлеченно рассказывал мне в свое время: у нас, дескать поменялись тренировки, все делается через мяч. А я ответил: «Если бы при Газзаеве ты не заложил основу функциональной готовности, на которой можешь потом играть много лет, тебе сейчас было бы непросто». Как не вспомнить, что Андрей Шевченко и Каха Каладзе, попав в «Милан», поначалу индивидуально добирали нагрузки, недостающие до ставшего в Киеве привычным уровня.
 
***
 
- «Пункт первый: тренер всегда прав. Пункт второй: если не согласен - смотри пункт первый». Вы процитировали эту известную присказку в шутку, а если всерьез: вы как наставник - демократ или все-таки диктатор? Или склонны по возможности находить баланс?
 
- Баланс нужен всегда. Ведь следует понимать, что тренерская работа - это не монолог, а живой диалог с футболистом, мнение которого тоже надо выслушивать. Но при этом за наставником всегда остается последнее слово и окончательное решение: в конце концов, именно он отвечает за результат.
 
Приведу пример: Филипп Лам недавно рассказывал в интервью, как три года назад после минимального выездного поражения «Баварии» в полуфинале Лиги чемпионов от «Реала» Хосеп Гвардьола собрал шестерых ведущих игроков немецкого клуба и спросил, по какой тактике им будет удобнее играть. Принял точку зрения футболистов, команда проиграла с разгромным счетом 0:4, но никто из советовавших тренеру не решился по горячим следам признаться прессе, кто виноват на самом деле.
 
С тех пор, по словам Лама, безоговорочно полагаться на мнение игроков Гвардьола перестал, все решения по тактике принимая единолично. Как назвать его в этой связи, демократом или диктатором, я не знаю. Скорее, просто Гвардьолой - самодостаточный, между прочим, статус, позволяющий ни на кого не оглядываться и брать ответственность на себя.
 
- Вы стоите на тех же позициях - или иногда собираете в своих командах тренерский совет из опытных футболистов?
 
- В моей практике такого пока не случалось, но опыт подсказывает, что чем старше игрок, тем больше он любит, когда с ним разговаривают. Мнение ребят мы будем выслушивать и учитывать, а решение, повторюсь, станет принимать тренерский штаб.
 
***
 
- Многие ваши коллеги пытаются докричаться до футболистов во время матча у кромки поля, что-то подсказать. Вы же признались, что практически этого не делаете.
 
- На самом деле, давно для себя сформулировал позицию: когда игроки выходят на поле, они становятся главными действующими лицами. В пылу борьбы футболисты тебя могут просто не услышать, но команда должна быть готова к тактическим изменениям по ходу игры. Также есть перерыв и замены.
 
- Тренерские стажировки вы проходили в «Баварии» и в «Аяксе». Чем они оказались для вас полезны?
 
- Мне кажется, не только тренерам, но и игрокам было бы полезно иногда ездить на такие стажировки. Не всей команде - отдельным людям, чтобы посмотреть, как там футболисты слушают установку даже не на матч - на тренировку. В том же «Аяксе» игрок с юных лет привыкает ловить каждое слово наставника, а выходя на поле - все исполнять до мелочей. Это говорит об уважении, без которого невозможна совместная работа.
 
- Возвращаясь к сегодняшнему «Динамо»: помимо ряда арендованных игроков, что характерно для межсезонных сборов, вы решили вернуть и Олега Гусева, полгода не имевшего игровой практики. Есть ли у вас сейчас ясное понимание того, в какой он форме?
 
- Вполне. Видел его недавно на теннисном корте в паре с Андреем Николаевичем Шевченко, и выглядел он достойно. Но главное, в разговоре с ним понял, что у него есть огромное желание вернуться и сопутствующий этому хороший эмоциональный фон.
 
Знаю, что Гусев в последнее время индивидуально работал с тренером по физподготовке - надеюсь, он сумел привести в порядок спину. Все покажут предстоящие сборы, но лично я полагаю, что последнего слова в футболе Олег еще не сказал. И не провел последней игры - возможно, даже в сборной Украины.
 
***
 
- Вы ведь в курсе, что в национальной команде ему не хватает двух матчей до сотни, а в «Динамо» - четырех голов и трех еврокубковых поединков до такой же круглой цифры?
 
- Само собой! (Смеется). Только представьте, какая мотивация в этой связи у человека!
 
- Вы дали понять, что Гусев ценен еще и тем, что может сыграть на трех позициях, хотя за долгие годы карьеры он не успел проявить себя разве что в воротах. Логично спросить вас о тактической схеме: большую часть минувшего сезона «Динамо» играло привычные 4-1-4-1, но после ряда весенних неудач стало действовать с тремя центральными защитниками и двумя латералями, предоставив больше свободы Андрею Ярмоленко и Денису Гармашу. Верно ли понимаю, что придерживаться какой-то одной схемы вы не планируете и станете варьировать ее по мере необходимости?
 
- Схема всегда зависит от имеющихся в распоряжении тренера исполнителей. Даже та, по которой команда заканчивала сезон, может трансформироваться в 3-4-3 или 3-5-2. Будет у нас и схема с четырьмя защитниками - иное дело, сколько в ней окажется нападающих. Я говорил, что станут предъявляться новые требования к игре в атаке и в обороне, но важно понимать для начала, кто из футболистов окажется с нами на предстоящем сборе.
 
В понедельник мы соберемся после отпуска, пройдем в первые два дня медицинское обследование и начнем подготовку к сезону в Конча-Заспе. На 26 июня намечен вылет на альпийский сбор, а окончательный список игроков будет определен по окончанию работы в Киеве.
 
- Не было мысли вернуть в «Динамо» Евгения Макаренко?
 
- Скажу вам больше: я разговаривал с ним по телефону. Сказал Жене: «Каким бы ни был твой ответ, я жду звонка». Все сроки прошли, но Макаренко так и не перезвонил. Что ж, это его решение, которое тоже надо уважать…
 
***
 
- Именно вы в свое время рекомендовали киевлянам Никиту Корзуна, который играл тут довольно редко, а иногда выходил на несвойственной ему позиции… правого защитника. Видимо, теперь он сможет рассчитывать на большее тренерское доверие?
 
- Все покажут сборы. Ведь конкуренция на его позиции серьезная - есть Сергей Рыбалка, Виталий Буяльский, Владимир Шепелев… Могу лишь сказать, что шансы на этот момент у всех равны.
 
- Вы уже будете в Австрии, когда истечет аренда в зарубежных клубах Жуниора Мораэса, Юнеса Беланды и Дьемерси Мбокани. Эти три футболиста входят в ваши планы?
 
- По идее, в расположении нашей команды они должны оказаться с 1 июля. Но лишь в том случае, если до этого момента у них не появятся предложения, которые устроят и игроков, и «Динамо». Слухами, как говорится, земля полнится, но на данный момент не подписано никаких соглашений, связанных с их трансфером или арендой.
 
- Вам, хорошо знакомому с китайской спецификой, наверное, лучше других понятно, что могло не заладиться в Поднебесной у Мораэса. Тем более, что играли вы в том же самом Тяньцзине, только в другой команде.
 
(Улыбается). Правильно говорить «Тянджинь»…
 
- Произношение у вас на мой дилетантский слух неплохое - почти как у Мораэса, который перед отъездом из Киева произносил по просьбе журналистов название будущей команды без запинки и с исключительным китайским прононсом. Какие-то базовые слова из этого языка припоминаете?
 
- Разве что простейшие числительные. А еще - крайне важное там для иностранца слово «повторите». (Смеется). Сейчас китайский футбол вышел на другой уровень, но тогда я провел в этой стране три месяца и, несмотря на настойчивые предложения, задержаться желанием не горел.
 
Было это, страшно представить, тринадцать лет назад. Китайцы, надо отдать им должное, зрительский интерес к своему чемпионату за эти годы подняли круто, инвестировав в него фантастические деньги и пригласив легионеров высочайшего уровня. А мне поднебесный период жизни и футбольной карьеры запомнился полным отсутствием дисциплины - что бытовой, что игровой.
 
***
 
- Самый яркий пример?
 
- Установка, которую тренер давал с сигаретой во рту. Для меня это было дико. Он же мог назначить тренировку на половину одиннадцатого - но приезжать лучше было по крайней мере к десяти, потому что занятие могло стартовать как в 10.15, так и к полудню.
 
- И вновь вернемся к «Динамо»: в Лиге чемпионов команде предстоит стартовать непривычно рано. Как будет меняться в этой связи стратегия подготовки к сезону?
 
- С одной стороны, не все игроки соберутся в одно время: сборники приступят к работе позднее остальных. Однако с другой, тренеры по физподготовке имеют опыт приведения к общему знаменателю футболистов, присоединившихся год назад к команде с задержкой после Euro-2016. Свои наработки существуют также у научно-аналитической группы, возглавляемой Александром Козловым. Словом, по этому поводу особой тревоги нет.
 
Иное дело, что ребята должны понимать: каждый матч, начиная с 15 июля, когда в Одессе разыграем Суперкубок с «Шахтером», будет ключевым. Играть с начала сезона предстоит через два дня на третий, через три на четвертый, поэтому к этим встречам команда должна подойти во всеоружии. Ведь задача перед нами стоит не только вернуть чемпионство, но и попасть в групповую стадию Лиги чемпионов…
 
Дмитро ІЛЬЧЕНКО, Спорт-Экспресс в Украине
 
* фото А. Куцан

СПОНСОРИ І ПАРТНЕРИ 2017